Ноябрянка Елена Ярвилянина покорила Эльбрус, высочайшую вершину Европы.

Гора Эльбрус — легендарный стратовулкан, принадлежащий хребтам Большого Кавказа, одна из семи высочайших вершин планеты. Покорить ее под силу не каждому даже хорошо натренированному спортсмену (дает знать о себе горная болезнь и другие «прелести» подъема).
Глядя на нашу собеседницу, просто диву даешься, как эта нежная женщина с умопомрачительной улыбкой все-таки смогла это сделать.

Знакомьтесь: Елена Ярвилянина, заведующая техническим отделением Ноябрьского колледжа профессиональных и информационных технологий. Заботливая мама и жена, прекрасный чуткий педагог, красивая женщина и, как оказалось, еще и отличная альпинистка. Покорить высочайшую вершину они с супругом решили во время отпуска, предпочтя горный экстрим беззаботному пляжному отдыху на теплом морском побережье.

jelbrus4-scaled.jpg
— Елена Валерьевна, как пришла мысль о таком отдыхе?
— Горами я болела всегда и, сколько себя помню, отдавала преимущество активному отдыху. Наша семья занимается спортом, мы любим походы. Покорение Эльбруса было моей мечтой, которая до недавнего времени казалась недостижимой. В этом году я поняла: или сейчас, или никогда. Когда решение было принято, остались лишь технические вопросы: выбрать подходящий тур, приобрести необходимое снаряжение — и вперед, в горы.

— Взобраться на такую высоту — дело нешуточное. Как проходила подготовка к восхождению?
— Разумеется, новичку с ходу покорить такую своенравную вершину, как Эльбрус, нереально. Я это прекрасно понимала, а потому готовиться к предстоящему восхождению начала задолго до поездки в горы. Активно занималась лыжным спортом, успешно пробежала ханты-мансийский полумарафон длиной 25 километров, регулярно посещаю спортзал, увлекаюсь скандинавской ходьбой.

Но все это общефизическая подготовка, а специальные тренировки были частью нашего тура на Эльбрус. На протяжении восьми дней опытный инструктор готовил нас к предстоящему восхождению. Это были трекинговые выходы с постепенным набором высоты, чтобы дать организму адаптироваться к новым условиям. Первый раз мы стартовали с 3000 метров с поляны Чегет в Кабардино-Балкарии. Оттуда в течение трех дней брали определенную высоту и спускались обратно, каждый раз поднимаясь на более высокую точку.

На четвертый день нас забросили в альпинистский лагерь «Нацпарк» (3800 метров). Вот здесь мы почувствовали себя настоящими альпинистами, которые карабкаются по ледникам в полном обмундировании. Игры закончились, начались горы, где не обойтись без кошек, обвязок, ледорубов и другого специализированного альпинистского снаряжения. Да и вершины тут уже были посерьезнее, к примеру, такие как скалы Пастухова (4800 метров).

Перед главным восхождением важно было понять, как среагирует организм на горную болезнь, сможет ли пережить кислородное голодание и другие «прелести» подъема.

— Расскажите, как проходило само восхождение.
— Все горные восхождения начинаются ночью, чтобы группа успела достичь вершины к полудню, когда, по статистике, погода портится и начинаются ураганные ветра. Наша дружная команда из 22 человек выдвинулась в путь около двух часов ночи 8 августа.

jelbrus3-2048x1533.jpg
С погодой сразу не повезло: пришлось подниматься в бурю при температуре минус 15-20 градусов и ветре 25 метров в секунду. Два человека из группы сразу отказались от подъема, потому что и правда было не по себе: ночь, видимость не более метра и сложная трасса впереди. Оставшиеся 20 человек единой цепью в связке отправились покорять Эльбрус.

Каждый шаг давался с неимоверным трудом, не хватало воздуха. С набором высоты кому-то становилось плохо, и таких людей спускали вниз. В результате из всей нашей команды до вершины дошли только 11 человек, в том числе и я.

— Что было самым сложным?
— Гора Эльбрус по праву считается одной из самых коварных и опасных для восхождения. На первый взгляд трасса не кажется сложной: подумаешь, взобраться на 3000 метров от лагеря. Однако Эльбрус очень капризен — за считанные минуты может смениться ветер, и в один момент вас накроет ледяная снежная буря. Здесь самое сложное, наверное, перебороть себя, идти вперед, когда кажется, что сил совсем нет, руки и ноги стали деревянными, в ушах шумит то ли от вьюги, то ли от кислородного голодания.

В таких условиях каждый шаг можно приравнять к десяти на земле — а идти приходилось быстро, нас практически гнали вверх, не давая перевести дух и отдохнуть. Погода стремительно портилась, и очень важно было добраться вовремя. Не менее сложным был и обратный путь, когда сил уже совсем не осталось.

— Было ли такое, что при подъеме хотелось плакать, пожалеть себя и все бросить? Как преодолевали эти чувства?
— Конечно. За время пути я раз пять мысленно умерла и воскресла вновь, чтобы идти дальше — навстречу своей мечте. Мною двигало какое-то внутреннее упорство. Такой уж я человек: во что бы то ни стало должна добиться поставленной цели. Не стану лукавить, было очень сложно. Ты осознаешь всю опасность восхождения — горы непредсказуемы, и здесь может случиться что угодно. К тому же подъем тяжел физически — каждый шаг кажется пройденным из последних сил, но ты все равно идешь вперед, к вершине.

Самое интересное, что в такие моменты я думала не о себе, а переживала о тех, кто рядом со мной в одной связке. Последние метров пятьдесят некоторых мы буквально втаскивали на вершину. Зато когда вся наша группа поднялась на финишную точку, эмоции зашкаливали. Мы плакали и смеялись, обнимались, ликуя и не веря, что сделали это!

jelbrus2-2048x1536.jpg
— У вас есть желание покорять новые вершины?
— Я отвечу на ваш вопрос строчкой из песни Владимира Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал». Покорять какую-то более высокую точку я уже, наверное, не стала бы. Просто после Эльбруса реально оцениваю свои силы и возможности, а вот еще одно такое же восхождение повторила бы с радостью.

Горы — кладезь новых знаний, впечатлений и эмоций, который не исчерпать никогда. Поэтому уже знакомая, казалось бы, трасса всегда будет новой. Для меня восхождение в горы намного больше, чем путешествие по камням и снегам. Я скучаю по этому волшебному миру и с удовольствием вернусь туда.

Фото из личного архива Елены Ярвиляниной